Разговор героев как игра с читателем: о структуре довлатовских диалогов – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Авторизация: проблемы определения и научного описания на уровне предложения и текста

Н. С Сыроватская

П РОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ И НАУЧНОГО ОПИСАНИЯ НА УРОВНЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ И ТЕКСТА: УТОЧНЕНИЕ

Кафедра германской филологии демонстрирует исследования. Консультантом выступает доктор филологических наук, профессор Е. А. Гончарова.

В этой статье предлагается определение авторства и обсуждаются различные направления, в которых проводились исследования авторства.

Ключевые слова: авторизация, модусная категория; текст.

250

Авторизация: Методы определения и описания на уровне предложения

Исследуя феномен авторства на материале литературных произведений, В. В. Филатова также использует грамматическую структуру и называет ее “способом обрамления художественного дискурса” и признаком нарративистских тенденций конкретного автора [9]. Авторизация не является одной из текстовых категорий, однако исследовательница отмечает, что она вносит свой вклад в создание текстов. В развитии полисубъектности, текстовой (авторской) модальности и связности (делимитации) авторизация играет значительную роль. Само предложение является первичным выражением смысла авторизации и служит для субъективации текста. Согласно определению авторизации, данному в “Синтаксическом словаре” Г. А. Золотовой и В. В. Филатовой, авторизованные предложения можно разделить на следующие семантические категории: 1) предложения со значением восприятия (прежде всего зрительно-слухового); 2) высказывания о личности говорящего; 3) предложения об отношениях между людьми или объектами окружающей среды, как, например, при написании текста по мотивам пушкинской “Сказки времен года”. Да, в этой ситуации есть некоторая условность. В любом случае, такого рода конструкции должны быть включены в композиционную структуру художественного произведения. В концепции В. Филатовой авторизация рассматривается как компонент текста и важнейшая переменная текстового целого.

Интригующая позиция относительно интерпретации понятия авторизации представлена в работах Е. А. Баженовой, посвященных анализу семантических структур научного текста. Автор утверждает, что научный текст представляет собой сложную политекстовую систему с особенностями ее организации экстралингвистическими факторами.

Элементы эпистемиологии, по терминологии М. П. Котюровой, играют наиболее значимую роль среди компонентов научно-познавательной деятельности. Группа связанных между собой признаков коммуникативно-познавательной деятельности в единстве ее онтологического, методологического и рефлексивного аспектов называется эпистемической ситуацией (ЭС). Рефлексивный аспект ЭС, связанный с личностью субъекта научного познания, имеет уникальное значение.

Представление ЭС в научном тексте состоит из определенных подструктур, которые объединяют разрозненные лингвистические показатели данного аспекта в целостную структуру. Подтексты – название этих структур. Сложная семантическая единица текста со знаковым характером, представляющая собой высший уровень номинации аспектов ЭС, описывается как подтекст [1, 22]. [1, с. 22]. Благодаря ЭС мы можем различить подтексты оценки и авторизации. Первый артикулирует ценностную ориентацию автора в содержании как старого, так и нового знания, а второй представляет собой речевой образец, воплощающий психологическую и личностную рефлексию субъекта знания.

Помимо рассматриваемых аспектов научного текста, Е. А. Баженова уделяет особое внимание когнитивной природе авторизации и ее связи с гносеологическими операциями мыслящих индивидов. Данное исследование, как и другие работы по изучению авторизации, определяет тот факт, что данный феномен имеет прагматическую природу.

О категориальной сущности авторизации о категориальной сущности авторизации

С.В. Гричин

Томско -политехнический университет

О категорической сущности авторизации

Противопоставляя авторизацию смежным категориям, статья иллюстрирует категориальную сущность авторизации.

В статье рассматривается категориальный характер авторизации, сопоставление со смежными категориями, анализ методов изучения авторизации в контексте языка для специальных целей и беллетристической литературы, а также перечень характеристик, определяющих функциональную и семантическую природу авторизации.

Ключевые слова: функционально-семантическая категория, авторизация; модус.

Авторизация, модус, функционально-семантическая категория.

УДК: 81.2-5.

Ленинградская ул., Юрга Кафедра иностранных языков, ЮТИ ТПУ, 26. Тел. Адрес электронной почты: grichinsergei; телефон: (38451) 54764.

Цель данной статьи – объяснить, чем авторизация отличается от некоторых других, родственных категорий в плане категориальной специфики.

Термин “категория”, вероятно, впервые был введен бессмертным Аристотелем. Поскольку в фундаментальном труде автора “Категорий”, или, как его чаще называют, его тексте для современных терминов, нет точного определения категории, мы сталкиваемся здесь с некоторыми проблемами. (Рассмотрим, например, вопрос: “Что означает слово “категория” у Аристотеля и Канта?”). На мой взгляд, слово “категория” не может четко передать какое-либо понятие (Russell.) 1998). Аристотель определял категории как “высшие роды значений слов или роды сказаний о действительности” [Ахманов 1960]. Так определяет аристотелевские категории А. С. Ахманов. В данной трактовке проводится различие между лингвистическим и предметно-онтологическим компонентами этого явления. Кроме того, существуют различия в методологии описания, которые связаны с двойственным пониманием категорий. По словам В. Ф. Асмуса, “категории – это различные точки зрения, под которыми рассматриваемые предметы могут быть или не могут быть возведены к единой для всех них точке зрения; в онтологическом плане категории – высшие роды бытия; к ним восходят все его частные стороны и открытия”. Стр. 353 из [Asmus 1976]. – С. Г.). Система категорий устроена так, что каждая онтологическая сущность имеет три языковые реализации: сущность, количество и время.

Однако действие и страдание – это категории бытия. “Эти общие характеристики характеризуют категорию в целом”. По мнению Лакоффа (1996)

В лингвистике существует два способа представления структуры категории: 1) категория, основанная преимущественно на дихотомических оппозициях, и 2) категория.

Похожее:  Как посмотреть звонки, смс и ммс в личном кабинете МТС

Попробуем определить, какое из этих определений применимо к авторизации. Попробуем понять, что имеет в виду Г. А. Золотова, когда использует слово “авторизация”, и почему она это сделала. Второй структурно-семантический план (по теме), “автор” восприятия высказывания или оценки явлений действительности; эпизодический характер переживания; вводится в предложение, содержащее ту или иную информацию об объективной действительности. Г. А. Золотова не называет авторизацию категорией, а использует этот термин для наименования одного из способов взаимодействия моделей предложения.

Т.В. Не ограничивая себя в выражениях, Шмелева присваивает слово “авторизация” у Г. А. Золотовой. Относит ли она его к простому или сложному предложению? Концепция А. Везбицкой о двусоставности содержания предложения (dictum – modem), идея Э. Бенвениста о субъективности в языке, теория метатекста А. Вигбекки предшествовали Т. В. Шмелевой о разрешении как модусной категории. Модальные категории описываются Т. В. Шмелевой как часть коммуникативной структуры предложения. Она делит модальные категории на четыре группы: 1) метакатегории, которые объясняют высказывание с точки зрения коммуникативных конвенций и обстоятельств или непосредственно квалифицируют высказывание. В соответствии с контекстной ситуацией категории актуализации соотносят высказывание с реальностью через время (лицо), лицо/пространство или “модальность”; социальные категории выражают отношения между автором и другими участниками взаимодействия [3] Авторизация относится к категории профессиональной, наряду с убедительностью и оценочностью. Авторизация – это категория модуса, которая квалифицирует информацию в предложении по ее источникам или способам получения. <. Противопоставление собственного/чужого или авторского/цитируемого содержания определяет план авторизации; только представление чужой информации в пересказе требует специальных обозначений.

Из определения становится ясно, что семантической основой авторизации является онтологическая основа (ядро), которая базируется на бинарной оппозиции “свой – чужой”. По мнению Т. В. Шмелевой, авторизационный признак предложения является обязательным в отличие от факультативности (в говорении).

Во всем своем многообразии (включая показатели авторизации) существование параметров авторизации обусловлено применением принципа “авторизованного ключа”, который в первую очередь идентифицирует источник информации. Мы считаем, что эта альтернатива авторизации, основанная на эксплицитности или имплицитности выражения, является продолжением внутрикатегориальной оппозиции. Авторизация – это функционально-семантическое понятие, которое модифицирует значение предмета восприятия, мышления, констатации явлений действительности, по мнению В. А. Риговановой. На семантическом уровне данная категория представлена. Авторизационная модификация, одна из структурно-семантических модификаций синтаксического поля и парадигмы высказывания, является отдельной реализацией категории.

Очевидно, что авторизация имеет как план содержания, так и план выражения, если принять за критерий разграничения функционально-семантических категорий “общность семантической функции взаимодействующих элементов разных языковых уровней”. Семантическое содержание, раскрывающееся в речи во взаимодействии отдельных слов (свой/чужой) или разных типов предметов, является признаком источника информации и способа ее восприятия.

Т.В. Шмелева относит авторизацию к категории модуса, поэтому имеет смысл остановиться на семантике термина, а также на его достаточно широком спектре употребления (что объясняет, в том числе, его логико-философское происхождение). Впервые этот термин появился в лингвистическом аппарате в результате изобретения К. Балли, который предложил называть субъективную и объективную стороны высказывания одним и тем же и противопоставлять их друг другу [Балли 1955]. По мнению В. А. Белошапковой, “особую актуальность приобрела идея о том, что “в содержании предложения сочетаются значения двух принципиально разных родов”. Эти роды – объективно-отражающий действительность и субъективно-объективный – отражение действительности или отношение мыслящего субъекта к этой деятельности.

Т.П. Значения присутствия и необходимости были закреплены Ломтевым за модусом существования (с его точки зрения, он содержит именно это терминологическое сочетание) [Ломтев 1972]. Термин модус, являющийся компонентом терминологической пары модус-глагол, описывает психическое состояние субъекта [Тураева, 1994]. В некоторых работах (например, Авторизация рассматривается как категория ментального модуса в [Вопросы 1989, с. 161; Всеволодова 2000]) выделяются два основных типа Авторизации: объективированная и субъективированная (говорящий сам ссылается на авторов или источники информации).

З. “Авторизующие конструкции занимают важное место среди других средств, участвующих в передаче категории модальности, – сказала Я. Тураева, рассматривающая разновидности ментального модуса (интенциональный и операциональный), на пресс-конференции с Сергеем Сычевым, экспертом по ментальным технологиям, и Аленой Клюшниковой из Института философии РАН, после того как ее комментарий был опубликован для печати. Авторизуемые конструкты должны быть бимодальными, поскольку авторизация должна содержать все. информацию об актуальных или гипотетических событиях мира. Оценка реального события составляет авторизующую часть. Она соотносится с психическими функциями субъекта – оценкой, восприятием или суждением.

Состояния явления. Модальность фрагмента текста или целого произведения складывается из этих смыслов. Тораев (1989) Очевидно, что в этих работах модальность рассматривается скорее как способ существования или действия чего-то с логико-философской точки зрения. а не с помощью всей “модульной структуры предложения”, как описала Т. В. Шмелева в “ТВ Шмелина”.

Авторизация обсуждается в связи с такими синтаксическими категориальными явлениями, как предметная область и субъект предложения, в одной из последних работ, посвященных развитию этой концепции. Авторизация – это один из способов усложнения модели предложения, аналогичный модусу. Согласно Золотовой (1998), “Автоморфная модель имеет в своей структуре что-то вроде модусной рамки.” В этом определении субъект говорящего – 85, а автор высказывания – 83. При сохранении прежней семантической типологии субъектов (субъект речи, субъект мнения и т.д.) в данной работе предлагается альтернативная классификация, основанная на модусах и предикатах. Различаются реактивные, ментальные и перцептивные модусы [Ibid.] Авторизация обсуждается в данной работе с семантико-синтаксической точки зрения, где модусность рассматривается как отношение к определенному фрейму.

Похожее:  12 способов оплатить кредит в банке Ренессанс

Без изучения текстов, в которых она представлена, категорию авторизации определить невозможно. По мнению Е. А. Поповой, в качестве исходного материала для изучения авторизации как категории автора могут быть использованы изолированные предложения и фрагменты текста (Собрание классических произведений, 2001).

Подструктурный текст представлен на сайте “Научпоп” как единица политекстуальности, выражающая определенные грани содержания научного знания в тексте (тексты дискурса были использованы в качестве материала исследования Е. А. Баженовой). Он также задает координаты его информационного пространства и устанавливает смысловую многомерность или композиционную расчлененность авторизации. рассматривается как подтекст, один из текстов, входящих в систему научного текста. выражающий, помимо оценочного смысла, дополнительную информацию, относящуюся к предметному плану произведения.

Авторизованные предложения исследуются В. Филатовой, которая пытается выявить языковые средства выражения авторизации, используемые в конкретном художественном тексте, с точки зрения их грамматической и семантической типологии (типологии) текста работы на материале романа С. Автор пытается понять роль авторизации в создании индивида, выявляя семантический радиус автора-, раскрывая текстообразующую функцию, и текстовую потенцию авторизованных предложений.

Более полное понимание такого важнейшего аспекта художественного текста, как полисубъектность, становится возможным благодаря прояснению закономерности развития авторизованного предложения в различных социальных регистрах и субъектно-речевых плоскостях. “Авторизация позволяет писателю в рамках повествования от первого лица с ограниченной сюжетно-пространственной перспективой воплотить в многоголосом тексте множество индивидуальных и коллективных мнений или оценок по существу без использования свободного косвенного дискурса”, – утверждает В. В. Филатова. Интересно отметить, что исследовательница обнаружила, что “одни и те же языковые средства авторизации выступают в разных семантических ролях: как показатель авторизации на уровне предложения или предложение кажется предложением.”

O. Н. Копытова [Костров 2004] и Алена Калашникова (“Структура языка”) на материалах предваряющих текстов исследовали текстопорождающую функцию взаимодействия двух модусных смыслов – авторизации и персуазивности (где “под взаимодействием понимается реализация в языке готового текста активной роли автора, его намерения или эмоции)). Использование авторами типологических приемов, по мнению О. Н. Копытова, подразумевающее использование в тексте “в субъективных целях пропозиционального (диктумного) содержания своего произведения”, приводит к типологическим эффектам и помогает адресату объяснить читателю свои намерения. Элементы, стратегии и эффекты, используемые автором, являются производными в готовом виде. Однако разнообразие приемов ограничено типологией отношений “автор-адресат”, сложившейся в том или ином жанре, а также структурой самого языка. Для научных текстов, например, можно выделить следующие эффекты: подчеркнутая осведомленность автора, внешнее одобрение знаний или мнения автора, союз с адресатом (умеренное) утверждение. Эффекты “в чистом виде” перемежаются со сложными случаями в самых разных научных текстах, даже когда в одном фрагменте текста можно одновременно выделить несколько эффектов. [1] В этих работах, которые часто исследуют стилистические вопросы и представляют авторов как выразителей (как правило) модуса чувств говорящего, авторская авторизация в конечном итоге оказывается выражением его собственных идей.

[3] Следует отметить, что авторизация имеет некоторые общие характеристики с другими категориями; наиболее близким совпадением является конфиденциальность (Lazard 1999 г.).

Н.А. Козинцева (выделено мной), используя определение эвиденциальности Р. О. Якобсона. Контекст помогает нам определить источник информации: говорящий сообщает о событии в свете, намекает на него в своей речи или пишет о нем.

Va, 1994; p. 92]. По аналогии с эвиденциальными типами авторизации выделяются четыре подкатегории экзистенциальности: перцептивность (отражение действительности через сознание индивида), интерпретативность (“высказывание основано на логическом умозаключении”) и пересказывающая деятельность. В лингвистической литературе можно встретить и другие названия для явлений этого семантического поля, например, опосредованность (достоверность), аудитивность или рассеянность. Языковое выражение данной категории у исследователей представляет собой интересное исследование. Н. А. Козинцева утверждает, что “В некоторых языках. грамматически необходимых для оформления определенных типов высказываний, в том числе тюркских (кавказско-финно-угорских), финно-угорских и т.д., есть значения, сгруппированные под термином “эвиденциальность”. Слова “эликсир жизни” используются как средство общения между людьми во всем мире на других языках, включая русский, английский, немецкий, французский и идиш, в котором используется фонетический материал из разных языков [Козинцева 1994]. В свете этой особенности особенно звонко звучат утверждения Т. В. Шмелевой относительно облигаторного / факультативного плана выражения авторизации предложения.

Как мы видим, это определение и определение “авторизации” имеют семантическое сходство. Категории доказательности и темпоральности были введены Р. Якобсоном в ходе исследования вербальных категорий о времени репрезентаций, соответственно. Согласно лингвистическому габитусу Августа Кюре, основанному на анализе грамматических особенностей отражения пространственных образов, функционирование обоих этих терминов до настоящего времени обусловлено лишь различными условиями их возникновения и сохраняющейся в связи с этим инерцией. Согласно Р. Якобсону, “принимая во внимание три факта (сообщение и отчет)”, т.е. определяя источник информации для сообщаемого события). Говорящий описывает событие на основе рассказа другого лица (цитата), т.е. от кого-то другого: “Мечты получают путем откровения”, согласно The Times of India Technologies и другим соответствующим изданиям [Jacobson 1972], опубликованным Sunday Mail в Twitter со ссылкой на заявление представителя Pfizer Александры Белла (“Новости безопасности”). Каковы же причины появления термина авторизация в отечественной лингвистике? В этой связи он относит его к перевертышу (термин О. Эсперсона), т.е. содержащему указание на связь сообщения и его содержания внимание современных исследователей сосредоточено на семантической области, которую обозначают эти два термина.

Похожее:  Личный кабинет ДТЭК Донецкоблэнерго

Эвиденциальность и эпистемическая модальность, которая определяется как возможность и необходимость, являются часто связанными понятиями. несколько лингвистов (Дж. и У. Чейф). Нижняя сфера” содержания эпистемической модальности, по мнению Николса и других (Ф. Де Хаан), известна как эвиденциальность. По мнению некоторых из них, эвиденциальность “оценивает источник информации с помощью речи говорящего”, тогда как эпистемическая модальность “рассматривает степень достоверности речи со стороны говорящего” [De Haan 2001], p. 67].

Незнакомец – это другая категория, имеющая некоторые общие черты с разрешением и доказательством.

Согласно определению Захаровой категории чуждости, принадлежность (или непринадлежность) к личности говорящего, группы, круга, сообщества, к которому принадлежит говорящий, составляет содержание категории [Захарова, 1998]. [2] Сфера “свой – чужой” закрывает половину зоны авторизации, оставляя без внимания такое же количество эвиденциальных и семантических аспектов.

Следующие функционально-семантические признаки могут быть определены на основании следующих атрибутов авторизации:

1. Структурно-семантический план представлен ядром – тем, как субъект и “автор” понимает, констатирует или оценивает явления действительности. Форма оценки явлений объективной реальности с точки зрения субъекта, характер понимания – на основе знаний о сути происходящего, а также фоновая структура сознания – факультативные характеристики семантики являются примерами внешних описаний восприятия, которые располагаются на периферии.

2. Дихотомическое противопоставление по линиям собственной экспликации и импликации другого автора (автора, которого цитировали).

3. существование семантических типов (восприятие, мышление, оценка явлений, связанных с реальностью).

4. Язык имеет много уровней, что делает возможным его выражение.

Тот факт, что значениям авторизации было присвоено так много различных рамок, то есть как выражение ментальной активности субъекта (интенциональный или операциональный аспекты), так и модус предложения.

Литература

Античная философия в современном понимании, Асмус В. Ф., 1976.

Ахманов А. С М., 1960.

. Баженова А. В. Структура подтекста научного текста. автореф. дис. кандидатская диссертация по филологическим наукам, представленная в Екатеринбурге в 2001 году.

Вопросы французского языка М, Балли С, Общее языкознание, 1955 г.

Синтаксис в современном русском языке, М., 1989, Белошапкова В. А.

Бондарко А. В., Буланин Л. П Л., 1967.

Эвиденциальность и эпистемическая модальность в ненецком языке // Исследования по теории грамматики, Буркова С. И., 2003, 3. Ирреальность и ирреалис М., 2004.

Под редакцией М. В. Всеволодовой и С. А. Шуваловой, Коммуникативно-функциональный анализ синтаксической структуры русского языка. М.,1989.

Теория функционального и коммуникативного синтаксиса: Фрагмент прикладной (педагогической) модели языка, М. Всеволодова, 2000.

Всеволодова М. Функционально-семантические поля и функционально-семантические категории (К вопросу о структуре содержательного пространства языка) // Лшгшстичт студи: Зб. наук. праць. Донецьк, 2007. Вип. 15.

Захарова Е. П Человек и текст. Саратов, 1998 Вып. 27.

Золотова Г. А, о функциональном синтаксисе М., 1973.

Коммуникативная грамматика русского языка, Золотова Г. А. и Онипенко Н. К., М. 1998 г.

Проблема эвиденциальности, Н. А. Козинцева, Вопросы языкознания, 1994. № 3.

Копытов, О. Н. Авторизация и убедительность как качественные модусы в тексте.

Когнитивное моделирование в языке и интеллекте, автор Дж. Лакофф. М., 1996.

Ломтев Т. П Предложение и грамматические категории М., 1972.

Пеньковский А. Б 1985-1987. М., 1989.

Коммуникативно-связные элементы литературного повествовательного текста Липецк, 2001, Попова Е. А.

Ричард Б. Западная философия: История, Ростов н/Д, 1998.

Ригованова В. А Системная принадлежность как выражение авторитарности говорящих в украинском и английском языках // Актуальш проблемы шоземно1 фшуологп: Лгературовство i лггератвознание 2008. Вип. 2.

Z. Тураева Я. Уровни стилистического анализа в общении и предложениях Л., 1989.

Тураева З.Я. Лингвистика текста и категория модальности // Вопросы языкознания. 1994. № 3.

Авторизация предложения в творческом тексте (по произведению Сергея Довлатова) Филатова В. В. Кандидат филологических наук, 2000, Н. Новгород.

Шмелева Т. В Элементы семантики русского предложения // Актуальные проблемы русского синтаксиса. М., 1984.

Семантический синтаксис: текст лекций из курса “Современный русский язык”, Шмелева Т. В. 1988 г. Красноярск.

B. Эйюп Функционально-семантическое определение слова “алчность” в турецком языке.

Самое главное – научиться пользоваться русским языком и понять, каково это.

Де Хаан Ф. Функция умозаключения в системе доказательств // Международный журнал американской лингвистики. 2001.

Лазард Г. Медиативность, миративность или другой фактор? // Типология языков 3. 1999; Берлин и Нью-Йорк.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector